Что видела собака – Гладуэлл Малкольм — Что видела собака: Про первопроходцев, гениев второго плана, поздние таланты, а также другие истории, скачать бесплатно книгу в формате fb2, doc, rtf, html, txt

Читать онлайн "Что видела собака"

Переводчик Е. Бакушева

Редактор Н. Нарциссова

Главный редактор C. Турко

Руководитель проекта А. Деркач

Корректор Е. Аксёнова

Компьютерная верстка К. Свищёв

Художественное оформление и макет Ю. Буга

© Malcolm Gladwell, 2009

© Издание на русском языке, перевод, оформление. ООО «Альпина Паблишер», 2019

Все права защищены. Данная электронная книга предназначена исключительно для частного использования в личных (некоммерческих) целях. Электронная книга, ее части, фрагменты и элементы, включая текст, изображения и иное, не подлежат копированию и любому другому использованию без разрешения правообладателя. В частности, запрещено такое использование, в результате которого электронная книга, ее часть, фрагмент или элемент станут доступными ограниченному или неопределенному кругу лиц, в том числе посредством сети интернет, независимо от того, будет предоставляться доступ за плату или безвозмездно.

Копирование, воспроизведение и иное использование электронной книги, ее частей, фрагментов и элементов, выходящее за пределы частного использования в личных (некоммерческих) целях, без согласия правообладателя является незаконным и влечет уголовную, административную и гражданскую ответственность.

* * *

Предисловие

1

В детстве я частенько пробирался в кабинет отца и рылся в бумагах на его рабочем столе. Он был математиком и писал карандашом на листах в клетку – длинные ряды аккуратно выведенных цифр. Устроившись на краешке стула, я с удивлением и восторгом рассматривал каждую страницу. Казалось невероятным, что отцу платят за какую-то абракадабру. К тому же в голове совершенно не укладывалось то, что мой папа, обожаемый папа, занимается чем-то, недоступным моему пониманию.

Позже я узнал, что в психологии это называется проблемой другого сознания. Годовалый малыш полагает, что его родители не меньше, чем он, любят крекеры в форме рыбок. Он не осознает того, что его мысли и чувства отличаются от мыслей и чувств других людей. Шаг к пониманию того, что мама и папа вовсе не обязательно любят крекеры, – один из важнейших этапов развития человека. Мысль о существовании других сознаний, отличных от их собственных, завораживает маленьких детей и, говоря по правде, восхищает нас, даже когда мы становимся взрослыми. (Вот почему двухлетний малыш неустанно испытывает терпение родителей, проверяя, насколько то, что доставляет удовольствие ему, понравится им.)

Разговорившись где-то в гостях с врачом, что мы захотим узнать у него? Мы не станем спрашивать: «Чем занимаетесь?» Это нам, в общем-то, известно. Нет, нам интересно понять, что значит быть врачом и ежедневно общаться с больными людьми. Ведь это совсем не то же самое, что весь день работать за компьютером, или учить детей, или продавать машины. Что чувствует врач?

Вопросы такого рода – вовсе не глупые и не пустые. Желание проникнуть в закулисные тайны каждодневной работы других людей – одна из важнейших человеческих потребностей. Именно она привела к написанию книги, которую вы держите сейчас в руках.

2

Все главы сборника «Что видела собака» взяты со страниц журнала New Yorker, где я работаю с 1996 года. Из множества написанных для него статей эти – мои любимые. Я разбил книгу на три части.

Первая посвящена способам обобщения жизненного опыта. Как нам следует относиться к существованию бездомных, или к финансовым скандалам, или, скажем, к катастрофам вроде крушения «Челленджера»?

Меня как автора интересует не то, что мы должны думать об этих проблемах. Я хочу понять, что действительно думают о бездомных или финансовых скандалах люди, которые в этом разбираются. Лично я понятия не имею, к каким выводам можно прийти относительно крушения «Челленджера». Для меня это темный лес – аккуратные ряды загадочных цифр на бумаге в клетку. Но что если мы взглянем на проблему глазами других людей?

Вторая часть посвящена людям увлеченным, тем, кого я люблю называть гениями второго плана. Это не вершители судеб человечества, такие как Альберт Эйнштейн, Уинстон Черчилль или Нельсон Мандела. Нет, это Рон Попейл, продавец кухонных комбайнов Chop-o-Matic, или Ширли Поликофф, известная благодаря рекламному слогану «Красится или нет? Об этом знает только ее парикмахер».

В третьей части я пытаюсь разобраться, как складывается наше впечатление о людях. Как мы узнаем, насколько хорош, плох или, скажем, талантлив тот или иной человек? И насколько справедливы бывают наши оценки?

В одной из статей я исследую, что привело к гибели в авиакатастрофе в 1999 году Джона Кеннеди-младшего. Неопытный пилот, он летел ночью в плохую погоду, потерял ориентацию в пространстве и начал снижаться по спирали. Чтобы прочувствовать то же, что чувствовал Кеннеди, я в такую же погоду сел в такой же самолет и попросил пилота начать снижение по спирали. Мое решение было продиктовано не бравадой, а необходимостью. Мне надо было понять, что переживает человек в такие минуты, потому что, если ты хочешь разобраться в том, что произошло, мало просто знать, что он делал.

В главе «Трудный случай» рассказывается об изучении фотографий, сделанных из космоса, вроде тех, на которых, по мнению администрации Буша, видно оружие массового поражения Саддама Хусейна. Я заинтересовался этой темой после того, как мне пришлось целый день провести в обществе врача-радиолога, изучавшего маммограммы. Ни с того ни с сего он вдруг заявил, что ему и его коллегам приходится, пожалуй, не легче, чем сотрудникам спецслужб, разглядывающим фотографии из космоса. Мне хотелось узнать, как работает и что при этом испытывает он, а ему, оказывается, было интересно узнать то же самое о цээрушниках…

Потом была статья, которая и дала название этой книге. Ее герой – Сезар Миллан, известный как «переводчик с собачьего». Одним прикосновением руки он может успокоить самое злобное животное. Что в эти мгновения творится в голове у Миллана? Этот вопрос заставил меня взяться за статью. Но в разгар работы на ум мне пришла другая мысль: когда Миллан показывал свои фокусы, интересно, что творилось в голове у собаки? Вот что действительно хочется узнать – что видела собака?

3

Меня часто спрашивают: «Откуда вы черпаете идеи?» Раньше мне ни разу не удавалось внятно ответить на этот вопрос. Обычно я отделывался каким-нибудь расплывчатым пояснением: мол, люди рассказали, или Генри, мой редактор, дал почитать книгу, натолкнувшую меня на размышления, или просто не помню откуда. Но на этот раз – другое дело. Взять, к примеру, статью о том, почему никто до сих пор не придумал кетчуп, который мог бы соперничать с Heinz. (Что мы чувствуем, когда едим кетчуп?) Ее идея принадлежит моему приятелю Дэйву, торгующему бакалейными товарами. Мы время от времени обедаем вместе, а он из тех, кто задумывается о подобных вещах. (Дэйв развил несколько увлекательных теорий по поводу арбузов, но я приберегаю их на потом.)

Статья под названием «Естественный цвет» рассказывает о женщине, ставшей первопроходцем на рынке красок для волос. Как-то мне подумалось, что было бы забавно написать о шампуне. (Думаю, тогда мне просто не хватало новых тем.) Я начал собирать материал, но один рекламщик с Мэдисон-авеню, у которого я брал интервью, спросил меня: «С чего вы вдруг решили писать о шампуне? Краска для волос гораздо интереснее». Так и появилась статья.

Секрет новых идей заключается в том, чтобы убедить себя: любой человек и любая вещь могут поведать увлекательную историю. Я говорю «секрет», но на самом деле это проблема, потому что убедить себя бывает не так-то просто. В человеческой природе заложено другое убеждение: большинство вещей не представляет никакого интереса. Включив телевизор, мы скачем с канала на канал и просматриваем штук десять, прежде чем останавливаемся на каком-нибудь одном. В книжном магазине мы пролистываем 20 книг, прежде чем выберем ту, что нам понравится. Мы фильтруем, классифицируем и оцениваем. Нам приходится это делать. Нас окружает столько всякой всячины. Но если вы хотите стать писателем, с этим инстинктом нужно бороться. Тема шампуня кажется неинтересной? Она, черт ее побери, должна быть интересной, а если нет, я обязан убедить себя в том, что она выведет меня на что-то увлекательное! (Прочитав эту книгу, вы сами сможете решить, насколько я прав в своем утверждении.)

Еще один секрет поиска идей кроется в умении различать власть и знания. Мало кто из людей, с которыми вы познакомитесь в этой книге, влиятелен или хотя бы известен. Говоря о своем интересе к гениям второго плана, я именно это и имел в виду. Если вам нужна история, не стоит искать героя на вершине. Спуститесь пониже, ведь все держится на людях из середины. Мой приятель Дэйв, подкинувший идею насчет кетчупа, как раз из таких середняков. Он работает с кетчупом, вот откуда ему все известно. Люди на вершине следят за своими словами (и правильно делают), поскольку обладают возможностью и привилегией утаивать информацию – а утаивание информации есть враг «интересности».

В главе под названием «Суперпродавец» вы познакомитесь с Арнольдом Моррисом из Нью-Джерси, который устроил для меня на своей кухне презентацию ломтерезки Dial-O-Matic. «Подходите, ребята! Я покажу вам такую ломтерезку, какой вы еще не видели, – призывал он. – Только взгляните на это!» При этом он держался так, словно в руках у него была по меньшей мере ваза от Тиффани. Вот так и находятся истории – ...

knigogid.ru

📌 Что видела собака (книга)

Что видела собака
What the Dog Saw: And Other Adventures
Автор:

Малкольм Гладуэлл

Язык оригинала:

Английский

Оригинал издан:

2009 (США)

Переводчик:

Екатерина Бакушева

Издательство:

Альпина Паблишер

Страниц:

400

Носитель:

Книга

ISBN:

ISBN 978-5-9614-1399-1, 978-0-316-07584-8

«Что видела собака. Про первопроходцев, гениев второго плана, поздние таланты и другие истории» (англ. What the Dog Saw: And Other Adventures) — четвёртая книга канадского журналиста и поп-социолога Малкольма Гладуэлла, которая впервые была опубликована 20 октября 2009 года в США. Книга представляет собой компиляцию статей Гладуэлла, которые он писал в качестве штатного автора культового американского журнала The New Yorker.[1]

История выхода книги

Малкольм Гладуэлл пришёл работать в журнал The New Yorker в 1997 году, а до этого писал о науке и бизнесе для газеты The Washington Post.[2] Все статьи, вошедшие в книгу, были отобраны и переработаны автором. Каждая из них является увлекательным мини-исследованием. Гладуэлл пытается показать читателям необычный взгляд на мир, рассматривая самые разные вещи — деятельность разведчиков, поиск талантливых сотрудников, рецептуру кетчупа, методы дрессировки собак, инвестирование в ценные бумаги, техногенные катастрофы — под таким углом, что становится понятно, как мало мы знаем и как много интересного в самых обычных предметах, явлениях и людях.

После выхода книга получила множество положительных отзывов. Рецензии появились в таких авторитетных изданиях как New York Times, The Guardian, Time Magazine, The Los Angeles Times и The Independent.[1][3][4][5][6] В частности, рецензенты отмечали талант рассказчика и выигрышный формат сборника эссе. Например, The Guardian пишет, что «одно из достоинств книги состоит в том, что ее фрагменты превосходно переработаны: они служат своей цели более эффективно в сокращенном виде».

[3] В качестве недостатков критики называли увлечение автора статистикой и недостаток технических обоснований.[1]

Тем не менее, «Что видела собака» спустя три недели после выхода попала на третье место рейтинга бестселлеров New York Times и продержалась там 16 недель[6][6][7]. В список 25 наиболее продаваемых книг интернет-магазина Amazon она попала уже в ноябре[8], а Bloomberg включил её в список лучших книг 2009 года.[9]

Все статьи, вошедшие в книгу, также можно прочитать на официальном сайте Малкольма Гладуэлла.

Содержание

Часть 1. Теории, предсказания и диагнозы

Несекретные секреты. Enron, разведка и вред от избытка информации

Марри на миллион долларов. Почему проблему бездомности проще решать, чем сглаживать?

Тяжелый случай. Маммография, военно-воздушные силы и ограниченная видимость

Кое-что о заимствованиях. Как относиться к обвинениям в плагиате?

Как решить головоломку. Парадоксы реформы разведывательной системы

Искусство терпеть неудачу. Почему одних заклинивает, а другие впадают в панику

Взрыв. Кого следует винить в катастрофах вроде взрыва «Челленджера»? Никого, и с этим лучше смириться

Часть 2. Одержимые, первопроходцы и прочие разновидности гениев второго плана

Суперпродавец. Коммивояжер Рон Попейл, или История покорения американских кухонь

Загадка кетчупа. Сегодня выпускаются десятки видов горчицы, так почему же кетчуп практически не меняется?

Через тернии к миллиардам. Как ожидание катастрофы стало инвестиционной стратегией

Естественный цвет. Краска для волос и история послевоенной Америки

Ошибка Джона Рока. Чего изобретатель противозачаточных таблеток не знал о женском здоровье

Что видела собака. Как успокоить даже злобное животное одним движением руки

Часть 3. Личность, характер и интеллект

Поздние таланты. Почему мы связываем гениальность с ранним развитием?

Шансы на успех. Как мы нанимаем на работу, если не можем сказать, кто для неё подходит?

Опасные мысли. Немного о психологическом профилировании преступников

Миф о талантах. Быть может, умных людей переоценивают?

Новые узы. О чём говорят собеседования?

Нарушители спокойствия. Что питбули могут рассказать нам о преступлениях

Издания

  • Malcolm Gladwell What the Dog Saw: And Other Adventures. — ack Bay Books, 2010. — 448 с. — ISBN 0316076201
  • Малкольм Гладуэлл Что видела собака. Про первопроходцев, гениев второго плана, поздние таланты и другие истории. — «Альпина Паблишер», 2010. — 400 с. — ISBN 978-5-9614-1399-1

Примечания

  1. 1 2 3 a b c d Pinker, Steven (2009-11-07). «Book Review — 'What the Dog Saw — And Other Adventures,' by Malcolm Gladwell». New York Times.
  2. Millar, Anna What the Dog Saw and Other Adventures — Malcolm Gladwell Interview The List. April 29, 2010.
  3. 1 2 a b Sample, Ian Gladwell’s great strength is his ability to make his readers think The Guardian. October 17, 2009.
  4. Altman, Alex Q&A: Author Malcolm Gladwell Time Magazine. October 20, 2009.
  5. The New Yorker writer’s sense of curiosity burns bright in this collection of essays Los Angeles Times. November 22, 2009.
  6. 1 2 3 New York Times Bestseller List 11-08-2009
  7. New York Times Bestseller List 01-07-2010
  8. Bestsellers in Books for November 2009 Amazon.com.
  9. Pressley, James Top 50 Business Books, ‘Animal Spirits’ to ‘What the Dog Saw’ Bloomberg. Jun 17, 2010.

Ссылки

dic.academic.ru

Что видела собака (книга) — Википедия. Что такое Что видела собака (книга)

«Что видела собака. Про первопроходцев, гениев второго плана, поздние таланты и другие истории» (англ. What the Dog Saw: And Other Adventures) — четвёртая книга канадского журналиста и поп-социолога Малкольма Гладуэлла, которая впервые была опубликована 20 октября 2009 года в США. Книга представляет собой компиляцию статей Гладуэлла, которые он писал в качестве штатного автора культового американского журнала The New Yorker.[1]

История выхода книги

Малкольм Гладуэлл пришёл работать в журнал The New Yorker в 1997 году, а до этого писал о науке и бизнесе для газеты The Washington Post.[2] Все статьи, вошедшие в книгу, были отобраны и переработаны автором. Каждая из них является увлекательным мини-исследованием. Гладуэлл пытается показать читателям необычный взгляд на мир, рассматривая самые разные вещи — деятельность разведчиков, поиск талантливых сотрудников, рецептуру кетчупа, методы дрессировки собак, инвестирование в ценные бумаги, техногенные катастрофы — под таким углом, что становится понятно, как мало мы знаем и как много интересного в самых обычных предметах, явлениях и людях.

После выхода книга получила множество положительных отзывов. Рецензии появились в таких авторитетных изданиях как New York Times, The Guardian, Time Magazine, The Los Angeles Times и The Independent.[1][3][4][5][6] В частности, рецензенты отмечали талант рассказчика и выигрышный формат сборника эссе. Например, The Guardian пишет, что «одно из достоинств книги состоит в том, что её фрагменты превосходно переработаны: они служат своей цели более эффективно в сокращенном виде».[3] В качестве недостатков критики называли увлечение автора статистикой и недостаток технических обоснований.[1]

Тем не менее, «Что видела собака» спустя три недели после выхода попала на третье место рейтинга бестселлеров New York Times и продержалась там 16 недель[6][6][7]. В список 25 наиболее продаваемых книг интернет-магазина Amazon она попала уже в ноябре[8], а Bloomberg включил её в список лучших книг 2009 года.[9]

Все статьи, вошедшие в книгу, также можно прочитать на официальном сайте Малкольма Гладуэлла.

Содержание

Часть 1. Теории, предсказания и диагнозы

Несекретные секреты. Enron, разведка и вред от избытка информации

Марри на миллион долларов. Почему проблему бездомности проще решать, чем сглаживать?

Тяжелый случай. Маммография, военно-воздушные силы и ограниченная видимость

Кое-что о заимствованиях. Как относиться к обвинениям в плагиате?

Как решить головоломку. Парадоксы реформы разведывательной системы

Искусство терпеть неудачу. Почему одних заклинивает, а другие впадают в панику

Взрыв. Кого следует винить в катастрофах вроде взрыва «Челленджера»? Никого, и с этим лучше смириться

Часть 2. Одержимые, первопроходцы и прочие разновидности гениев второго плана

Суперпродавец. Коммивояжёр Рон Попейл, или История покорения американских кухонь

Загадка кетчупа. Сегодня выпускаются десятки видов горчицы, так почему же кетчуп практически не меняется?

Через тернии к миллиардам. Как ожидание катастрофы стало инвестиционной стратегией

Естественный цвет. Краска для волос и история послевоенной Америки

Ошибка Джона Рока. Чего изобретатель противозачаточных таблеток не знал о женском здоровье

Что видела собака. Как успокоить даже злобное животное одним движением руки

Часть 3. Личность, характер и интеллект

Поздние таланты. Почему мы связываем гениальность с ранним развитием?

Шансы на успех. Как мы нанимаем на работу, если не можем сказать, кто для неё подходит?

Опасные мысли. Немного о психологическом профилировании преступников

Миф о талантах. Быть может, умных людей переоценивают?

Новые узы. О чём говорят собеседования?

Нарушители спокойствия. Что питбули могут рассказать нам о преступлениях

Издания

  • Malcolm Gladwell. What the Dog Saw: And Other Adventures. — ack Bay Books, 2010. — 448 с. — ISBN 978-0316076203.
  • Малкольм Гладуэлл. Что видела собака. Про первопроходцев, гениев второго плана, поздние таланты и другие истории. — «Альпина Паблишер», 2010. — 400 с. — ISBN 978-5-9614-1399-1.

Примечания

  1. 1 2 3 a b c d Pinker, Steven (2009-11-07). «Book Review — 'What the Dog Saw — And Other Adventures,' by Malcolm Gladwell». New York Times.
  2. ↑ Millar, Anna What the Dog Saw and Other Adventures — Malcolm Gladwell Interview The List. April 29, 2010.
  3. 1 2 a b Sample, Ian Gladwell’s great strength is his ability to make his readers think The Guardian. October 17, 2009.
  4. ↑ Altman, Alex Q&A: Author Malcolm Gladwell Time Magazine. October 20, 2009.
  5. ↑ The New Yorker writer’s sense of curiosity burns bright in this collection of essays Los Angeles Times. November 22, 2009.
  6. 1 2 3 New York Times Bestseller List 11-08-2009
  7. ↑ New York Times Bestseller List 01-07-2010
  8. ↑ Bestsellers in Books for November 2009 Amazon.com.
  9. ↑ Pressley, James Top 50 Business Books, ‘Animal Spirits’ to ‘What the Dog Saw’ Bloomberg. Jun 17, 2010.

Ссылки

wiki.sc

Что видела собака Как успокоить даже злобное животное одним прикосновением руки

Что видела собака

Как успокоить даже злобное животное одним прикосновением руки

1

Обстоятельства дела «Форманы против Сахаринки» Сезар Миллан узнал только, когда прибыл на место «преступления». Он предпочитал именно такой подход. Ведь в его задачу входило примирение Форманов и Сахаринки, а поскольку у последней было гораздо меньше, чем у ее противников, возможностей привести веские доводы в свою защиту, все, что Сезар узнал бы заранее, могло настроить его в пользу потерпевшей стороны.

Резиденция Форманов располагалась на стоянке жилых автофургонов в Мишн-Хиллз к северу от Лос-Анджелеса. Панели из темного дерева, кожаные диваны, ковры с высоким ворсом. Хотя на улице было свежо, работал кондиционер. Линда Форман оказалась миловидной женщиной за 60, может, чуть постарше, с прекрасным чувством юмора. Ее муж Рей сидел в инвалидном кресле. Он был похож на бывшего военного. Сезар уселся напротив хозяев. Черные джинсы, голубая рубашка, как всегда, прямая ровная спина.

— Чем я могу вам помочь? — спросил он.

— Вы можете помочь нашему монстру превратиться в добрую, ласковую собаку, — ответила Линда. Было видно, что она долго раздумывала над тем, как описать Сахаринку. — Она на 90 % состоит из проблем и на 10 % из любви… Она всю ночь спит с нами, свернувшись калачиком. — Линда была очень привязана к Сахаринке. — Но она тащит все, до чего только может дотянуться, и портит. Мой муж инвалид, а она разнесла его комнату. Она рвет одежду. Прогрызла ковер. Терроризирует моих внуков. Если я открываю дверь, она убегает. — Закатав рукава, Линда показала руки.

Они были покрыты шрамами, следами укусов и царапинами, будто ее пытали. — Но я люблю ее. Что еще я могу сказать?

Сезар взглянул на ее руки и прищурился:

— Вот это да.

Сезару около 35, он невысок и сложен как футболист. У него большие глаза, оливковая кожа и ослепительно белые зубы. Четырнадцать лет назад он, тайком перейдя границу, перебрался в Штаты из Мексики, однако по-английски говорит безукоризненно. Правда, когда волнуется, пропускает артикли, но это случается редко, поскольку и волнуется он редко. Увидев руки хозяйки, он сказал «Вот это да», но тем же ровным голосом, каким он произнес: «Чем я могу вам помочь?»

Сезар принялся задавать вопросы. Мочится ли Сахаринка в доме? Да. Какие вещи портит чаще всего? Газеты, пульты дистанционного управления и пластмассовые чашки. А как насчет прогулок? Брали ли ее в поездки? Ходит ли она по следу? На словах «по следу» он блестяще изобразил, как собака втягивает носом воздух. Да, Сахаринка ходит по следу. Как дела с дисциплиной?

— Иногда я запираю ее в клетку, — ответила Линда. — Но только на пятнадцать минут. После этого она тише воды, ниже травы. С дисциплиной у меня как-то не очень. Спросите детей.

— А у ваших родителей с дисциплиной было строго?

— Вижу, у вас не было правил… Что насчет физических наказаний Сахаринки?

— Я прибегала к ним раньше. Но мне это неприятно.

— А что с укусами?

— У нее просто в глазах читается: сейчас цапнет.

— Она напоминает, кто в этой стае вожак.

— А когда укусит, потом лижет меня полчаса.

— Она не просит прощения. Видите ли, собаки зализывают друг другу раны, чтобы стая была здорова.

Линда слегка растерялась.

— А я думала, она таким образом выражает сожаление.

— Если бы ей было жаль вас, — мягко возразил Сезар, — она бы вас не кусала.

Пришло время выступить обвиняемой. Держа ее на руках, словно маленького ребенка, внучка Линды Карли внесла в комнату бигля. Сахаринка была очаровательна, но в ее глазах сверкал недобрый огонек. Карли опустила Сахаринку на ковер, и та с важным видом подошла к Сезару и принялась обнюхивать его ботинки. Сезар положил перед ней газету, пластмассовую чашку и пульт управления.

Она кружила вокруг миски, не подходя к ней ближе чем на метр. В какой-то момент она собралась запрыгнуть на диван, но Сезар преградил ей путь. Потом сделал шаг в ее направлении. Опустив голову, собака попятилась в угол комнаты, улеглась и положила морду на пол. Перед ее носом Сезар разложил лакомство, пульт, газету и чашку. Сахаринка, бывшая гроза Мишн-Хиллз, закрыла глаза, признавая свое поражение.

— Она не знала никаких правил, никаких границ, — заявил под конец Сезар. — У нее были дрессура и любовь. Но она нуждается в дрессуре, любви и дисциплине. Когда мы кого-то любим, то удовлетворяем все его потребности. Вот это любовь. А вы не любили свою собаку по-настоящему.

Он встал и оглянулся.

— Пошли гулять.

Линда нерешительно вошла в комнату. Всего за пять минут ее монстр превратился в ангела.

— Не может быть! — прошептала она.

2

По утрам он выводит всю свору на четырехчасовую прогулку в горы Санта-Моника: Сезар впереди, собаки сзади. На питбулях, ротвейлерах и немецких овчарках рюкзаки: когда маленькие собачки устают, Сезар усаживает их на спины более крупных товарищей. По возвращении собаки едят. Занимаются и снова едят. Сперва работа, потом удовольствие.

«Сейчас у меня 47 собак, — рассказывает Сезар. Он открывает дверь, и на улицу выбегают псы всех мастей и размеров. Сезар указывает на бладхаунда. — Он был агрессивен к людям, очень злой. — В углу двора сотрудники купают пшеничного терьера. — А эта здесь уже шесть месяцев, совершенно не доверяла людям. Ее жестоко избили, — поясняет Сезар. К нему подходит крупная немецкая овчарка, он лениво треплет ее по холке. — Это моя подруга, Красотка. Странные отношения сложились у нее с хозяйкой, нездоровые отношения. — Он качает головой. — Что-то вроде "рокового влечения". При виде хозяйки Красотка начинала царапать и кусать ее, а хозяйка в ответ: "Да, я тоже тебя люблю". А вот эта насмерть загрызла другую собаку. И вот эта тоже. Вон те двое ребят прибыли из Нового Орлеана. Нападали на людей. Вот этот питбуль с теннисным мячом загрыз Лабрадора в Беверли-Хиллз. А взгляни на этого — одноглазого. Лишился глаза в собачьих боях. И посмотри на него теперь. — Сезар погладил французского бульдога. Тот был счастлив, равно как и растянувшийся на солнце убийца Лабрадора из Беверли-Хиллз, и недолюбливавший людей бладхаунд, крутящийся с высунутым языком вокруг столика для пикника. Сезар стоял, окруженный собаками, выпрямив спину и расправив плечи, посреди тюремного двора — самого мирного тюремного двора во всей Калифорнии. — Главное, чтобы все оставались спокойными и послушными, что бы ни случилось, — заметил он. — Сейчас вы видите группу собак с одинаковым душевным состоянием».

Сезар Миллан ведет на телеканале Animal Planet передачу «Переводчик с собачьего». В каждой серии он восстанавливает мир в душах псов и в домах их хозяев. Он словно учитель — такой был, наверное, у каждого из нас в начальной школе: стоило ему зайти в класс, и мы, неугомонная ребятня, тут же успокаивались и смирно рассаживались по местам. Но что же в нем было такого особенного? Если бы вы спросили об этом тогда, мы бы, наверное, сказали, что слушаемся мистера Эксли, потому что он строгий и требует дисциплины. Но, по правде сказать, мы слушались и мистера Де-бока, а он был совсем не строгим. Все дело в том, что они оба обладали тем трудно определяемым качеством, которое называется силой духа. И если вы хотите обучать целый класс десятилетних сорванцов, или руководить компанией, или командовать армией, или войти в трейлер в Мишн-Хиллз, где бигль по имени Сахаринка терроризирует своих хозяев, вам не обойтись без силы духа. А иначе вам не поздоровится.

Позади центра, между забором и стенами соседних домов, на участке поросшей травой земли длиной в квартал Сезар организовал игровую площадку.

Как только собаки увидели, что Сезар подходит к задним воротам, они в радостном предвкушении рванули за ним, вваливаясь в узкую калитку клубком из шерсти и виляющих хвостов. На плече у Сезара висит сумка с теннисными мячиками, в правой руке он держит оранжевый сачок с длинной ручкой. С помощью сачка он достает из мешка теннисный мячик и мягким отработанным движением бросает его об стену. Десяток собак срывается с места и бросается его ловить. Достав следующий мяч, Сезар кидает его в другую сторону. За вторым мячом следует третий, четвертый, и вот уже в воздухе и на земле мелькает столько мячей, что собаки смешиваются в одну лающую, рычащую, прыгающую кучу-малу, в исступлении носящуюся по площадке. Гав! Гав-гав-гав! Гав!

«Эта игра продолжается 5-10, от силы 15 минут, — говорит Сезар. — Я начинаю, и я же заканчиваю. И не прошу: "Пожалуйста, хватит". Я требую, чтобы игра закончилась». С этими словами Сезар подбирается, замирает и издает короткий свист: не какой-то игривый звук, а властный свист-приказ. В одно мгновение на площадке воцаряется тишина. Все 47 собак тут же перестают носиться и прыгать и замирают неподвижно, высоко подняв головы и устремив глаза на своего вожака. Сезар едва заметно кивает в сторону ворот, и все 47 собак разворачиваются и идут к выходу.

3

Осенью 2005 года один из эпизодов «Переводчика с собачьего» снимался в Лос-Анджелесе в доме семейной пары: Патрис и Скотта. В свое время они подобрали бродячего пса — корейского хиндо по имени Джон-Би. На улице и на прогулках Джон-Би демонстрировал воспитанность и благонравие, а дома превращался в настоящего монстра и яростно бросался на Скотта, стоило тому попытаться заняться его воспитанием.

«Помогите нам укротить это чудовище, — попросил Скотт Сезара. — Мы обращались к двум дрессировщикам. Один из них вроде как попытался доминировать: уложил Джона-Би на спину и держал его так до тех пор, пока тот не сдался, примерно минут 20. Но эта собака не так проста. Как только дрессировщик отпустил его, Джон-Би укусил его четыре раза… У парня все руки были в крови. Потом пришел другой дрессировщик, но в итоге и он заявил: "Вам придется избавиться от собаки"».

Сезар выходит на улицу знакомиться с Джоном-Би. Он спускается по ступенькам на задний двор и усаживается на корточки возле пса. «Твой хозяин немного побаивался отпускать меня одного, — говорит он. — Но сказать по правде, со злобными собаками я чувствую себя куда увереннее, чем с трусливыми или испуганными. Вот уж с кем нужно держать ухо востро».

Джон-Би подходит и обнюхивает его. Сезар надевает на него поводок. Пес нервно косится на Сезара и принимается вертеться на месте. Сезар приводит Джона-Би в гостиную, Скотт надевает на него намордник, Сезар пытается уложить собаку на бок — и в это мгновение разверзается ад. Джон-Би вырывается, клацает зубами, извивается, царапается и отбивается. Он срывает намордник и кусает Сезара. Его тело взмывает в воздух, он в ярости — в холодной дикой ярости. Борьба между человеком и собакой не прекращается ни на секунду. Патрис закрывает лицо руками. Сезар просит ее выйти из комнаты. Он встает, натягивая поводок. У него вид ковбоя, усмиряющего гремучую змею. По его лицу струится пот. Наконец Сезару удается заставить собаку сесть, потом лечь и повернуться на бок. Побежденный Джон-Би затихает. Сезар поглаживает его живот. «Это все, что нам было нужно», — говорит он.

Что произошло между Сезаром и Джоном-Би? Можно сказать, что один доминирующий самец вступил в схватку с другим доминирующим самцом. Но такие схватки не начинаются на пустом месте. Джон-Би явно отреагировал на что-то в Сезаре. Прежде чем броситься в драку, он обнюхивал и изучал Сезара и наблюдал за ним — последнее представляется наиболее важным, поскольку все, что нам известно о собаках, указывает на то, что они чуть ли не единственные животные, изучающие человеческое поведение.

Антрополог Брайан Хэр проводил эксперименты с собаками: клал кусочек пищи под одну из двух перевернутых чашек, стоящих на некотором расстоянии друг от друга. Собака знала, что ей приготовлено лакомство, но не понимала, под какой чашкой оно спрятано. Затем Хэр показывал на нужную чашку, хлопал по ней и указывал на нее глазами. И что вы думаете? Собака почти каждый раз подходила к нужной чашке. А вот когда Хэр проводил аналогичный эксперимент с шимпанзе — животными, с которыми у нас 98,6 % одинаковых генов, — те не могли дать правильный ответ. Собака обращается за подсказками к человеку, а шимпанзе нет.

«Приматы хорошо умеют распознавать сигналы, подаваемые представителями того же вида, — объясняет Хэр. — Если бы в ходе такого же эксперимента социальный сигнал подавал шимпанзе или другой примат, результаты были бы лучше. Однако человеческие сигналы приматы не очень воспринимают. Они их не понимают: «Зачем ты указываешь мне, где лежит еда?» Отличительная особенность собак в том, что они обращают внимание на людей, когда те совершают очень человеческое действие, т. е. делятся информацией, которая может пригодиться другим». Собаки не умнее шимпанзе; просто у них иное отношение к людям. «Собаки проявляют к людям искренний интерес, — продолжает Хэр. — Интерес, переходящий в одержимость. Для собаки вы как гигантский ходячий теннисный мяч».

Собака пристально следит за тем, в какую сторону вы наклоняетесь. Вперед или назад? Наклон вперед может рассматриваться как проявление агрессии; наклон назад, даже на полсантиметра, означает отсутствие угрозы. Он указывает на то, что вы отказались от так называемого «движения намерения» — намерения предпринимать какие-либо действия. Наклоните голову в сторону, хотя бы слегка, и собака обезоружена. А прямой взгляд в глаза для нее словно красная тряпка. Ровная осанка, расправленные, а не ссутуленные плечи — залог того, что ваша собака будет подчиняться командам, а не игнорировать их. Глубокое ровное дыхание помогает разрядить напряженную ситуацию, а задерживание дыхания только разжигает страсти. «Думаю, они следят за нашими глазами, за тем, куда направлен взгляд и что он выражает, — говорит этолог Патриция Макконнелл, преподаватель Висконсинского университета в городе Мэдисон. — Округлившиеся глаза с расширенными зрачками у собаки — признак сильного возбуждения и агрессии. Я считаю, они уделяют огромное внимание тому, насколько расслабленно наше лицо и лицевые мышцы, потому что на этот сигнал собаки всегда ориентируются в общении друг с другом. Расслабленны ли челюсти? Приоткрыт ли рот? И еще руки. Огромное значение для них имеют движения наших рук».

В своей книге «На другом конце поводка» (The Other End of the Leash) Макконнелл предлагает толкование одной из наиболее распространенных ситуаций общения людей и собак — встречи во время прогулки. В нашем представлении, встречаясь, собаки оценивают друг друга. Но по утверждению Макконнелл, если обе они на поводке, т. е. хозяева находятся рядом, сперва собаки оценивают их поведение и уж только потом — друг друга. «Владельцы часто беспокоятся, поладят ли собаки между собой, — пишет она, — но если понаблюдать за хозяевами, а не за собаками, то легко заметить, что люди сдерживают дыхание, округляют глаза и рты, и это придает им выражение "боевой готовности". Поскольку в собачьей культуре подобное поведение является проявлением агрессивности, я подозреваю, что люди, сами того не желая, подают сигналы, свидетельствующие о напряженности. А если усугубить ситуацию, натянув поводок, как делают многие хозяева, то можно спровоцировать собачью драку. Подумайте вот о чем: в этот момент происходит тесный контакт собак, и при этом люди окружают их тесным кольцом, не моргая и не дыша. Сколько раз я видела, как собаки кидали взгляд на испуганные лица хозяев и с рыком бросались друг на друга».

Когда Сезар сошел по ступенькам дома Патрис и Скотта и присел возле Джона-Би, тот принялся пристально его изучать. И увидел человека с весьма своеобразными движениями. Движения Сезара отличаются плавностью. «Он очень красиво сложен, — отметила Карен Брэдли, преподаватель танцев, работающая в Мэрилендском университете, когда увидела на экране Сезара за работой. — Движения нижней части туловища… Он случайно не играл в футбол?»

Специалисты вроде Брэдли для осмысления движений используют так называемый анализ Лабана, помогающий описать, к примеру, как люди переносят вес, насколько плавны и симметричны их движения, какие усилия они при этом прилагают. Осознанны или неосознанны их движения, т. е. сколько внимания им уделяется? Стремительны или медленны? Тяжелы или легки? Скованны или свободны — иначе говоря, насколько они точны?

Если вы хотите подчеркнуть какую-то мысль, то широким плавным жестом проводите перед собой рукой поперек туловища. Но то, как именно вы это делаете, во многом влияет на интерпретацию слушателями ваших слов. В идеале ваша рука должна идти вниз быстрым уверенным движением — с возрастающей силой, останавливаясь резко и четко, — а голова и плечи наклоняться вперед, чтобы поза и жест гармонировали между собой. Предположим, что голова и плечи пойдут вверх, в то время как рука опустится вниз, или что рука совершит свободное имплозивное движение, т. е. неопределенное и замедленное. В таком случае оно будет означать, что вы высказываете мысль, с которой все согласны, а ведь это противоречит вашим намерениям.

Комбинации поз и жестов называются фразированием, и истинным талантом коммуникации обладают те, кто умеет правильно согласовать фразирование и коммуникационные намерения, — кто понимает, что, к примеру, акцент должен быть оформлен уверенным и резким жестом. По мнению Брэдли, Сезар демонстрировал блестящее фразирование.

Вот он разговаривает с Патрис и Скоттом. Он держит руки перед собой, в саггиталыюй плоскости, как называют ее специалисты по анализу Лабана — это область непосредственно перед торсом и за ним. Он наклоняется вперед для особой выразительности, опуская при этом руки на уровень талии и прижимая их к туловищу с тем, чтобы уравновесить некоторую навязчивость своей позы. А когда туловище снова откидывается назад, руки поднимаются вверх, заполняя свободное пространство. На подобные мелочи обычно не обращаешь внимания, но когда тебе на них указывают, неверно истолковать их эмоциональное значение невозможно. Уважение и ободрение. Общение без назойливости. Наблюдая за Се-заром с выключенным звуком, Брэдли несколько раз подряд прокручивала один эпизод. Во время беседы с супругами Сезар провел правой рукой изящную дугу перед грудью. «Он танцует, — говорит Брэдли. — Только посмотрите. Восхитительно! Это своего рода прекрасный танец».

«Все дело в том, что фразы у него разной длины, — продолжает она. — Одни длинные. Другие очень короткие. Некоторые фразы взрывные, насыщенные в начале и затихающие под конец. Некоторые ударные — они нарастают постепенно, вся сила воздействия сосредоточена в конце. Выбор того или иного типа зависит от конкретной задачи. Вот что я называю гибкостью».

Специалисты по анализу движений любят смотреть на Билла Клинтона или Рональда Рейгана — настоящих мастеров фразирования. В отличие от Джорджа Буша. В этом году во время традиционного обращения к Конгрессу Буш все свое выступление монотонно раскачивался, и это движение, к сожалению, еще более подчеркивалось огромным вертикальным баинером, висящим прямо за ним. «Каждая фраза заканчивалась взглядом, устремленным на то или иное место в аудитории, — заметила Брэдли и очень похоже изобразила скошенный неподвижный взгляд Буша, который он приберегает для особо торжественных моментов, а потом принялась слегка раскачиваться вперед-назад. — Немного примитивный прием, инфантильный». Комбинация взгляда и раскачиваний походит, по ее мнению, на поведение подростка. Когда люди говорят о мальчишеской внешности Буша, они имеют в виду, в частности, это. Он двигается, как мальчик, и это замечательно, однако в отличие от таких мастеров движения, как Рейган и Клинтон, он не может избавиться от ребяческих движений даже в тех случаях, когда обстоятельства требуют взрослой реакции.

«У большинства обычных людей мы наблюдаем однообразные движения, — продолжила Брэдли. — Но встречаются люди с четко выраженными предпочтениями в оформлении фраз. Мой муж, например, мистер Горизонтальный. Когда он выступает на совещаниях, то отклоняется назад. Он открыт. Но его движения сводятся к одному, — она откинулась назад, распростерла руки и стала говорить медленнее. — К счастью, он работает с людьми, которые, понимают его. — Брэдли засмеялась. — А встречая такого, как он, — она показала на Сезара на экране телевизора, — что мы делаем? Предлагаем им вести собственную передачу. Серьезно. Награждаем их. Нас тянет к ним, потому что мы чувствуем, что можем уловить самую суть того, что они хотят сообщить. Ее, эту суть, не будут скрывать. Это дарит нам ощущение подлинности».

4

Вернемся к Джону-Би, только на этот раз повторим всю сцену с самого начала с выключенным звуком. Сезар спускается по ступенькам. И это не тот Сезар, что свистом заставлял угомониться 47 собак. Тут ситуация требует более тонкого подхода. «Видите, как он идет? Опустив руки. Они прижаты к бокам», — на этот раз аналитиком выступает Сюзи Тортора, автор книги «Диалог в танце» (The Dancing Dialogue). Тортора, специалист по танцевальной психотерапии из Нью-Йорка, высокая гибкая женщина с длинными темными волосами и красивым фразированием. Она сидит в своем офисе на Бродвее, в большой, пустой, обшитой панелями комнате. «Он держится очень прямо, — замечает она. — Ноги точно под торсом. Он совсем не занимает лишнего пространства. И двигается медленно, давая собаке понять: "Я здесь сам по себе и не собираюсь торопиться. Я еще не представился. Вот, можешь меня обнюхать"». Сезар присаживается на корточки возле Джона-Би. Его тело идеально симметрично, центр тяжести расположен низко. Он занял устойчивую позу, кажется, ничто не способно сдвинуть его с места. Эта поза свидетельствует о внутреннем спокойствии.

Джон-Би начинает изучать Сезара, нервно вертясь вокруг него. Когда пес слишком расходится, Сезар успокаивает его, натягивая поводок. Поскольку Сезар говорит, а корректирующий жест был едва заметным, его легко проглядеть. Остановка. Перемотка. Воспроизведение. «Видите, как все ритмично? — спрашивает Тортора. — Он тянет. Выжидает. Тянет. Выжидает. Тянет. Выжидает. Восхитительное фразирование. Предсказуемое. Он задает ритм слишком возбужденной собаке. Но это не панический, а размеренный ритм. И достаточно места для движения. И это не атака, длительная и непрерывная. Все было проделано быстро и незаметно. Могу поспорить, что в случае с такими собаками, которых люди боятся и рядом с которыми занимают оборонительную позицию, на них постоянно направлена агрессивная сила. В этом случае агрессии нет. Он применяет силу, но без агрессии».

Сезар переходит в гостиную. Начинается поединок. «Посмотрите, как он дает собаке возможность участвовать, — говорит Тортора. — Он позволяет ей вести, предоставляет ей свободу действий». Это вам не агент спецслужб, одним ударом повергающий противника на землю. Сезар держится вертикально, высоко подняв над Джоном-Би руку с поводком. Пока Джон-Би вырывается, клацая зубами, извивается, царапается и отбивается, Сезар словно перемещается вместе с ним. На первый взгляд кажется, будто это драка, но Сезар не дерется. А что же делает Джон-Би?

Детские психологии оперируют термином «регуляция». Если вы регулярно подвергаете здоровых детей воздействию сильного шума, то в конце концов они приучаются засыпать при нем. Они привыкают к шуму: в первый раз он им мешает, но во второй или третий раз они научаются блокировать его, приспосабливаются. Про детей, устраивающих истерики, говорят, что они находятся в состоянии дисрегуляции. По какой-либо причине они выходят из себя и никак не могут успокоиться. Джон-Би пребывал в состоянии дисрегуляции. Он не дрался, а бился в истерике. А Сезар выступал в роли понимающего родителя. Когда Джон-Би затихал, чтобы перевести дух, Сезар делал паузу вместе с ним. Когда Джон-Би кусал Сезара, тот инстинктивно подносил палец ко рту, но плавным, ровным и спокойным движением, в котором не чувствовалось никакой тревоги.

После того как Джон-Би успокаивается, Сезар гладит его. Прикосновения Сезара уверенны, но не агрессивны; они не такие сильные, чтобы казаться назойливыми, но и не такие слабые, чтобы казаться равнодушными или раздражать. С помощью языка движений — самого понятного и недвусмысленного из всех языков — Сезар убеждает Джона-Би в том, что ему нечего бояться. Джон-Би лежит на боку, пасть приоткрыта, язык высунут наружу. «Взгляните, только взгляните на собаку!» — восклицает Тортора. На морде Джона-Би написана не горечь поражения, а облегчение.

Когда Сезар стал показывать Скотту, как надо утихомиривать питомца, у Скотта ничего не получалось, и Сезар остановил его. «Вы все еще нервничаете, — сказал он. — И не уверены в себе. Поэтому и становитесь объектом нападения». Усмирить собаку не так просто, как кажется. Одного «спокойно, спокойно», произносимого успокаивающим тоном и сопровождаемого почесыванием животика, в случае с Джоном-Би было явно недостаточно, поскольку тот умел распознавать жесты, позы и значение прикосновений. А у Скотта никак не получалось посылать собаке ясные и недвусмысленные сигналы. «Видите, какое у него напряженное и агрессивное выражение лица», — говорит Тортора, когда камера поворачивается к Скотту. Так и есть. У Скотта вытянутое грубоватое лицо с высокими широкими скулами и четко очерченными губами, а двигается он скованно и нервно. «Он слишком суетится, мы видим, как быстрота сочетается с напряженностью, у него характерный бегающий взгляд, — замечает Тортора. — Сложная и слишком бурная жестикуляция. Одновременно совершается столько разных движений. Они отвлекают тех, кто на него смотрит». Скотт — характерный актер, пользующийся заслуженной популярностью вот уже 30 лет. Напряжение и агрессивность, присущие его манерам, делают Скотта интересным и сложным — отличный вариант для Голливуда, но совсем не то, что нужно собаке. Скотт уверяет, что любит Джона-Би, однако его движения говорят о другом.

На протяжении нескольких лет Тортора работает с Эриком (имя изменено), мальчиком-аутистом с серьезными речевыми и коммуникационными проблемами. Тортора записала на видео несколько сеансов. На одной из записей, сделанной через четыре месяца после начала их совместной работы, Эрик, красивый темноволосый малыш трех с половиной лет, стоит в одних памперсах посреди студии Торторы в Колд-Спринг. Его мать сидит в стороне у стены. На заднем плане слышится музыка Riverdance[14]. Эрик ее очень любит, но сейчас малыш бьется в истерике.

Вот он бежит к стереоустановке. Возвращается на прежнее место и падает на живот, молотя по полу руками и ногами. Тортора падает на пол, в точности повторяя его движения. Эрик садится, и она тоже садится. Он поворачивается, и она поворачивается. Он извивается, и она извивается. «Когда Эрик начинает носиться, я не предлагаю включить медленную музыку. Я не могу выключить его, потому что его нельзя выключить, — рассказывает Тортора. — Он не может с нуля разогнаться до шестидесяти, а потом снова замедлиться до нуля. В случае с обычным ребенком можно сказать: "Сделай глубокий вдох и послушай меня". И это может сработать. Но не с такими детьми. Они живут в собственном мире. Мне приходится входить в этот мир, находить их там и выводить обратно наружу».

Тортора садится на корточки и смотрит на Эрика. Тот дрыгает ножками в разные стороны, и женщина берет их в свои руки. Медленно и осторожно она начинает двигать детские ножки в такт музыке. Эрик вскакивает, бежит в угол комнаты, потом возвращается обратно. Тортора встает и повторяет его путь, но двигается более плавно и грациозно, чем мальчик. Потом снова берет в руки его ножки. В этот раз она приводит в движение все туловище Эрика, поворачивая его таз в противоположном направлении. «Я стою над ним и смотрю прямо на него. Моя поза совершенно симметрична. Таким образом я говорю ему, что я рядом, спокойна и устойчива. Я держу его за коленки и посылаю четкие и однозначные сенсорные сигналы. Прикосновения — невероятно сильное средство. Это словно еще один язык».

Она начинает раскачивать его колени из стороны в сторону. Эрик постепенно успокаивается и понемногу подстраивается под музыку. Ноги двигаются свободнее и ритмичнее. Затем мальчуган бросается в объятия матери. Он все еще расстроен, но уже не плачет. Тортора садится, глядя на него, — неподвижно, симметрично, поддерживая прямой визуальный контакт.

Мать мальчика спрашивает:

— Тебе нужна салфетка?

Эрик кивает.

Тортора приносит салфетку. Мать Эрика говорит, что ей нужна салфетка. Эрик передает ее матери.

— Может, потанцуем? — спрашивает Тортора малыша.

— Хорошо, — отвечает тот тихо.

Невозможно было наблюдать, как Тортора общается с Эриком, и не думать о Сезаре и Джоне-Би: та же мощная энергетика, интеллект, сила характера, то же спокойствие перед лицом хаоса и — самое, вероятно, удивительное — та же доброта. Говоря о людях, обладающих силой духа, мы пытаемся увидеть в них сильную личность, которая способна поглотить нас. В качестве примера можно привести Крысолова, чарующие звуки флейты которого выманили детей города Гаммельн. Но Сезар Миллан и Сюзи Тортора исполняют совершенно другие мелодии и в других ситуациях. Они ни к кому не поворачиваются спиной в расчете на то, что остальные последуют за ними. Сезар позволил Джоиу-Би быть главным; в общении Торторы с Эриком условия диктовал сам Эрик. Сила духа подразумевает, в частности, гибкость ответной реакции. Некоторые люди, как мы говорим, «завладевают нашим вниманием», но в данном случае глагол выбран неправильно. Вниманием нельзя завладеть насильно, о нем можно только попросить. Собакам на площадке кто-то должен был сказать, когда начинать, а когда прекращать играть, и они были рады убежать из мира анархии и хаоса. Эрик хотел слушать свою любимую музыку, и Тортора не стала настаивать: «Давай танцевать» — задала вопрос: «Может, потанцуем?»

Вот Тортора достает барабан и начинает стучать по нему. Мать Эрика поднимается и кружит по комнате, отбивая йогами ирландский степ. Эрик лежит на спине, но через некоторое время начинает постукивать ногами в такт музыке. Потом встает и идет в угол комнаты, скрывается за перегородкой, после чего появляется с торжествующим видом. Он принимается танцевать, кружа по комнате и играя на воображаемой флейте.

5

Когда ему исполнился 21 год, Сезар отправился в Тихуану, и оттуда его за сотню долларов переправили через границу. Он и его проводник сидели в яме, по грудь в воде, а потом бежали по берегу> через автомобильную свалку, через скоростную автостраду. На такси Сезар добрался до Сан-Диего. Проскитавшись месяц по улицам, немытый, грязный, он зашел в салон красоты для собак и получил там работу. Ему доверяли трудных клиентов, а ночевал он прямо в салоне. Позже, переехав в Лос-Анджелес, молодой человек устроился мыть лимузины, а в свободное время занимался своим психологическим центром для собак. В 23 Сезар влюбился в 17-летнюю американку по имени Иллюзия, невысокую, темнокожую и очень красивую. Год спустя они поженились.

«Сезар был настоящим мачо, агрессивным и эгоцентричным, и считал, что весь мир должен вращаться вокруг него, — вспоминает Иллюзия о первых годах их совместной жизни. — Он был уверен, что жена обязана все делать по указке мужа. Никаких проявлений любви, сострадания или понимания. Задача жены — делать мужчину счастливым, и на этом все».

Вскоре после свадьбы Иллюзия заболела и пролежала в больнице три недели. «Сезар навестил меня всего один раз и не посидел со мной и двух часов, — рассказывает она. — Тогда я подумала, что из этого брака ничего не выйдет. Ему интересны только его собаки».

У них родился ребенок, но совершенно не было денег. Они разошлись, Иллюзия заявила Сезару, что разведется с ним, если тот не обратится за профессиональной помощью. Сезар неохотно согласился. «Врача звали Вильма, — продолжает Иллюзия. — Сильная афроамериканка. Она сказала: "Ты хочешь, чтобы жена заботилась о тебе и прибирала в доме. Но и ей от тебя кое-что нужно. Ей нужны твоя любовь и внимание"». Иллюзия вспоминает, как Сезар яростно царапал в блокноте. «Он это записал. А потом воскликнул: "Точно! Как с собаками. Им нужны дрессура, дисциплина и любовь!" — Иллюзия засмеялась. — Я тогда совсем расстроилась: какого черта он говорит о собаках, когда должен говорить о нас?!»

«Я отчаянно сопротивлялся, — поясняет Сезар. — Две женщины, и обе против меня! Мне надо было перестать сопротивляться в своем сознании. Но это было очень трудно. И вдруг меня осенило: у женщин тоже своя психология!»

Один из выпусков его передачи был посвящен чихуахуа по кличке Бандит. Песик носил на шее огромный бриллиантовый ошейник в рэперском стиле. Его владелицей была Лори, роскошная женщина с огромными глазами и томным взглядом. Бандит был совершенно неуправляем, терроризировал гостей и цеплялся к другим собакам. Три дрессировщика так и не смогли совладать с ним.

Сидя на диване в гостиной, Лори беседовала с Сезаром. Бандит устроился у нее на коленях. Рядом сидел Тайлер, ее сын-подросток.

— Примерно через две недели после первого визита к ветеринару у него начала выпадать шерсть, — рассказывала Лори. — Мне сказали, что у него демодекоз. — Бандита она покупала как собаку выставочного класса, но, проверив родословную, выяснила, что его прежние хозяева держали самую настоящую собачью «ферму». — Три месяца он ни с кем не контактировал, — продолжала она. — Каждую неделю его купали в специальном растворе. — Она говорила, а ее руки пенено обнимали Бандита. — Он прятался под моей блузкой и прижимался головой к груди прямо у сердца, и так и сидел. — У нее на глазах выступили слезы. — Прямо здесь, у меня на груди!

— А ваш муж вас поддерживал? — спросил Сезар. Он сосредоточился на Лори, а не на Бандите. Новый Сезар понимал то, чего не понимал прежний.

— Он был нашим ребенком. Он нуждался в тепле и заботе и все время чего-то боялся.

— Вы до сих пор испытываете потребность жалеть его?

— Да, ведь он такой милый!

Сезар зашел в тупик. Он не понимал, почему Лори до сих пор продолжает жалеть собаку. Лори постаралась пояснить:

— Он такой крохотный и беззащитный.

Лори продолжала гладить собаку. Тайлер взглянул на Сезара, потом на мать, а затем опустил взгляд на Бандита. Бандит напрягся. Тайлер наклонился, чтобы погладить его, но тот сорвался с колен хозяйки и набросился на парня, лая и скаля зубы. Тайлер испуганно отпрянул назад. Встревоженная Лори наклонилась вперед и — это определяющий момент — озабоченно и ласково обхватила собаку руками и снова усадила ее к себе на колени. Вся сцена заняла несколько секунд.

Сезар поднялся на ноги. «Освободите пространство, — потребовал он, жестом показав Тайлеру, что нужно отодвинуться в сторону. — Многие собаки нападают на людей, а поскольку те не умеют им противостоять, собаки распускаются еще больше. Это как раз его случай. Не он принадлежит вам, а вы — ему. — Сезар начинал злиться. — Вы словно ставите собаку на первое место, но, будем надеяться, это не так… Если бы Тайлер пнул собаку, вы бы сделали ему замечание. Но вот собака кусает вашего сына, а вы ведете себя с ней недостаточно жестко. — Сезар пришел в возбужденное состояние, фразирование его было четким и недвусмысленным. — Не понимаю, почему вы не можете сложить два и два».

Бандит занервничал и попятился на диване. Потом залаял. Сезар покосился на него. Бандит съежился. Сезар продолжал говорить. Бандит набросился на Сезара. Тот поднялся. «Мне придется тебя ударить», — предупредил он и резко толкнул собаку локтем. Лори пришла в ужас.

Он замолчал. Он и так сказал достаточно. Слишком много болтовни. Люди говорят: «Я люблю тебя» — но их прикосновения не выражают любви. Люди говорят: «Спокойно, спокойно», но их жесты не успокаивают. Люди говорят: «Я твоя мать», но обнимают чихуахуа, а не собственного ребенка. Тайлер выглядел потрясенным. Лори нервно ерзала на диване. Бандит зарычал. Повернувшись к нему, Сезар приказал: «Фу». И стало тихо…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

document.wikireading.ru

Что видела собака (книга) Википедия

«Что видела собака. Про первопроходцев, гениев второго плана, поздние таланты и другие истории» (англ. What the Dog Saw: And Other Adventures) — четвёртая книга канадского журналиста и поп-социолога Малкольма Гладуэлла, которая впервые была опубликована 20 октября 2009 года в США. Книга представляет собой компиляцию статей Гладуэлла, которые он писал в качестве штатного автора культового американского журнала The New Yorker.[1]

История выхода книги[ | ]

Малкольм Гладуэлл пришёл работать в журнал The New Yorker в 1997 году, а до этого писал о науке и бизнесе для газеты The Washington Post.[2] Все статьи, вошедшие в книгу, были отобраны и переработаны автором. Каждая из них является увлекательным мини-исследованием. Гладуэлл пытается показать читателям необычный взгляд на мир, рассматривая самые разные вещи — деятельность разведчиков, поиск талантливых сотрудников, рецептуру кетчупа, методы дрессировки собак, инвестирование в ценные бумаги, техногенные катастрофы — под таким углом, что становится понятно, как мало мы знаем и как много интересного в самых обычных предметах, явлениях и людях.

После выхода книга получила множество положительных отзывов. Рецензии появились в таких авторитетных изданиях как New York Times, The Guardian, Time Magazine, The Los Angeles Times и The Independent.[1][3][4][5][6] В частности, рецензенты отмечали талант рассказчика и выигрышный формат сборника эссе. Например, The Guardian пишет, что «одно из достоинств книги состоит в том, что её фрагменты превосходно переработаны: они служат своей цели более эффективно в сокращенном виде».[3] В качестве недостатков критики называли увлечение автора статистикой и недостаток технических обоснований.[1]

Тем не менее, «Что видела собака» спустя три недели после выхода попала на третье место рейтинга бестселлеров New York Times и продержалась там 16 недель[6][6][7]. В список 25 наиболее продаваемых книг интернет-магазина Amazon она попала уже в ноябре[8], а Bloomberg включил её в список лучших книг 2009 года.[9]

Все статьи, вошедшие в книгу, также можно прочитать на официальном сайте Малкольма Гладуэлла.

Содержание[

ru-wiki.ru

Что видела собака (книга) Википедия

«Что видела собака. Про первопроходцев, гениев второго плана, поздние таланты и другие истории» (англ. What the Dog Saw: And Other Adventures) — четвёртая книга канадского журналиста и поп-социолога Малкольма Гладуэлла, которая впервые была опубликована 20 октября 2009 года в США. Книга представляет собой компиляцию статей Гладуэлла, которые он писал в качестве штатного автора культового американского журнала The New Yorker.[1]

История выхода книги

Малкольм Гладуэлл пришёл работать в журнал The New Yorker в 1997 году, а до этого писал о науке и бизнесе для газеты The Washington Post.[2] Все статьи, вошедшие в книгу, были отобраны и переработаны автором. Каждая из них является увлекательным мини-исследованием. Гладуэлл пытается показать читателям необычный взгляд на мир, рассматривая самые разные вещи — деятельность разведчиков, поиск талантливых сотрудников, рецептуру кетчупа, методы дрессировки собак, инвестирование в ценные бумаги, техногенные катастрофы — под таким углом, что становится понятно, как мало мы знаем и как много интересного в самых обычных предметах, явлениях и людях.

После выхода книга получила множество положительных отзывов. Рецензии появились в таких авторитетных изданиях как New York Times, The Guardian, Time Magazine, The Los Angeles Times и The Independent.[1][3][4][5][6] В частности, рецензенты отмечали талант рассказчика и выигрышный формат сборника эссе. Например, The Guardian пишет, что «одно из достоинств книги состоит в том, что её фрагменты превосходно переработаны: они служат своей цели более эффективно в сокращенном виде».[3] В качестве недостатков критики называли увлечение автора статистикой и недостаток технических обоснований.[1]

Тем не менее, «Что видела собака» спустя три недели после выхода попала на третье место рейтинга бестселлеров New York Times и продержалась там 16 недель[6][6][7]. В список 25 наиболее продаваемых книг интернет-магазина Amazon она попала уже в ноябре[8], а Bloomberg включил её в список лучших книг 2009 года.[9]

Все статьи, вошедшие в книгу, также можно прочитать на официальном сайте Малкольма Гладуэлла.

Содержание

Часть 1. Теории, предсказания и диагнозы

Несекретные секреты. Enron, разведка и вред от избытка информации

Марри на миллион долларов. Почему проблему бездомности проще решать, чем сглаживать?

Тяжелый случай. Маммография, военно-воздушные силы и ограниченная видимость

Кое-что о заимствованиях. Как относиться к обвинениям в плагиате?

Как решить головоломку. Парадоксы реформы разведывательной системы

Искусство терпеть неудачу. Почему одних заклинивает, а другие впадают в панику

Взрыв. Кого следует винить в катастрофах вроде взрыва «Челленджера»? Никого, и с этим лучше смириться

Часть 2. Одержимые, первопроходцы и прочие разновидности гениев второго плана

Суперпродавец. Коммивояжёр Рон Попейл, или История покорения американских кухонь

Загадка кетчупа. Сегодня выпускаются десятки видов горчицы, так почему же кетчуп практически не меняется?

Через тернии к миллиардам. Как ожидание катастрофы стало инвестиционной стратегией

Естественный цвет. Краска для волос и история послевоенной Америки

Ошибка Джона Рока. Чего изобретатель противозачаточных таблеток не знал о женском здоровье

Что видела собака. Как успокоить даже злобное животное одним движением руки

Часть 3. Личность, характер и интеллект

Поздние таланты. Почему мы связываем гениальность с ранним развитием?

Шансы на успех. Как мы нанимаем на работу, если не можем сказать, кто для неё подходит?

Опасные мысли. Немного о психологическом профилировании преступников

Миф о талантах. Быть может, умных людей переоценивают?

Новые узы. О чём говорят собеседования?

Нарушители спокойствия. Что питбули могут рассказать нам о преступлениях

Издания

  • Malcolm Gladwell. What the Dog Saw: And Other Adventures. — ack Bay Books, 2010. — 448 с. — ISBN 978-0316076203.
  • Малкольм Гладуэлл. Что видела собака. Про первопроходцев, гениев второго плана, поздние таланты и другие истории. — «Альпина Паблишер», 2010. — 400 с. — ISBN 978-5-9614-1399-1.

Примечания

  1. 1 2 3 a b c d Pinker, Steven (2009-11-07). «Book Review — 'What the Dog Saw — And Other Adventures,' by Malcolm Gladwell». New York Times.
  2. ↑ Millar, Anna What the Dog Saw and Other Adventures — Malcolm Gladwell Interview The List. April 29, 2010.
  3. 1 2 a b Sample, Ian Gladwell’s great strength is his ability to make his readers think The Guardian. October 17, 2009.
  4. ↑ Altman, Alex Q&A: Author Malcolm Gladwell Time Magazine. October 20, 2009.
  5. ↑ The New Yorker writer’s sense of curiosity burns bright in this collection of essays Los Angeles Times. November 22, 2009.
  6. 1 2 3 New York Times Bestseller List 11-08-2009
  7. ↑ New York Times Bestseller List 01-07-2010
  8. ↑ Bestsellers in Books for November 2009 Amazon.com.
  9. ↑ Pressley, James Top 50 Business Books, ‘Animal Spirits’ to ‘What the Dog Saw’ Bloomberg. Jun 17, 2010.

Ссылки

wikiredia.ru

Что видела собака (книга) Википедия

«Что видела собака. Про первопроходцев, гениев второго плана, поздние таланты и другие истории» (англ. What the Dog Saw: And Other Adventures) — четвёртая книга канадского журналиста и поп-социолога Малкольма Гладуэлла, которая впервые была опубликована 20 октября 2009 года в США. Книга представляет собой компиляцию статей Гладуэлла, которые он писал в качестве штатного автора культового американского журнала The New Yorker.[1]

Малкольм Гладуэлл пришёл работать в журнал The New Yorker в 1997 году, а до этого писал о науке и бизнесе для газеты The Washington Post.[2] Все статьи, вошедшие в книгу, были отобраны и переработаны автором. Каждая из них является увлекательным мини-исследованием. Гладуэлл пытается показать читателям необычный взгляд на мир, рассматривая самые разные вещи — деятельность разведчиков, поиск талантливых сотрудников, рецептуру кетчупа, методы дрессировки собак, инвестирование в ценные бумаги, техногенные катастрофы — под таким углом, что становится понятно, как мало мы знаем и как много интересного в самых обычных предметах, явлениях и людях.

После выхода книга получила множество положительных отзывов. Рецензии появились в таких авторитетных изданиях как New York Times, The Guardian, Time Magazine, The Los Angeles Times и The Independent.[1][3][4][5][6] В частности, рецензенты отмечали талант рассказчика и выигрышный формат сборника эссе. Например, The Guardian пишет, что «одно из достоинств книги состоит в том, что её фрагменты превосходно переработаны: они служат своей цели более эффективно в сокращенном виде».[3] В качестве недостатков критики называли увлечение автора статистикой и недостаток технических обоснований.[1]

Тем не менее, «Что видела собака» спустя три недели после выхода попала на третье место рейтинга бестселлеров New York Times и продержалась там 16 недель[6][6][7]. В список 25 наиболее продаваемых книг интернет-магазина Amazon она попала уже в ноябре[8], а Bloomberg включил её в список лучших книг 2009 года.[9]

Все статьи, вошедшие в книгу, также можно прочитать на официальном сайте Малкольма Гладуэлла.

Часть 1. Теории, предсказания и диагнозы

Несекретные секреты. Enron, разведка и вред от избытка информации

Марри на миллион долларов. Почему проблему бездомности проще решать, чем сглаживать?

Тяжелый случай. Маммография, военно-воздушные силы и ограниченная видимость

Кое-что о заимствованиях. Как относиться к обвинениям в плагиате?

Как решить головоломку. Парадоксы реформы

ruwikiorg.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о